СТАТЬЯ

Ивор Прикетт: на передовой в битве за Мосул

Надира Азиз смотрит, как рабочие Сил гражданской обороны Ирака раскапывают тела ее сестры и племянницы под обломками их дома в Старом Мосуле, где они стали жертвами авиаудара в июне 2017 года. Снято 16 сентября 2017 года на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM. © Ивор Прикетт/The New York Times

Изможденный мальчик, опустивший голову на плечо закаленного в боях солдата. Уставшие от войны люди, стоящие в очереди за гуманитарной помощью. Машина, горящая посреди улицы, уже превратившейся в руины. Сильные изображения Ивора Прикетта, созданные во время сражений против ИГИЛ в иракском городе Мосуле, отражают все ужасы войны и ее последствий для общества и отдельных людей.

Ивор, фотограф Canon, работает на Ближнем Востоке с 2009 года — он занимается личными долгосрочными проектами и выполняет различные коммерческие задания. Зачастую это очень опасно: среди проектов Ивора можно отметить создание сюжетов с места событий во время Арабской весны в Египте, а также освещение миграционного кризиса в Сирии.

Christian Ziegler’s

Подпишитесь на рассылку

Нажмите здесь, чтобы получать вдохновляющие истории и интересные новости от Canon Europe Pro

Ивор родился в Ирландии и окончил Уэльский университет по специальности «Документальная фотография». Он был удостоен различных крупных премий в области фотографии, включая премию имени Айана Парри и премию имени Годфри Аргента, присуждаемую Национальной портретной галереей Лондона.

В конкурсе World Press Photo 2018 года он завоевал первое место в категории «Общие новости: истории», представив вниманию судей свои работы, созданные в Мосуле по заказу The New York Times в 2017 году. Два изображения из этой серии также были номинированы на звание «Фотографии года», а Ивор стал одним из пяти фотографов, чьи работы попали в шорт-лист этой номинации.

В этом интервью он рассказал нам о своей карьере фотографа-документалиста, о работе в зонах боевых действий и о мотивации.

Как вы оказались в Мосуле во время битвы за освобождение города?

«Я живу в Стамбуле и освещаю происходящее в этом регионе уже восемь лет. Поэтому когда Мосул оказался под контролем ИГИЛ, он автоматически стал самой обсуждаемой темой в регионе. Я прибыл туда еще до начала освободительной кампании, которая официально началась в октябре 2016 года. Изначально это был личный проект, но затем со мной связались люди из The New York Times, и с января 2017 года я работал с ними».

Как вам удалось попасть на передовую?

«Меня прикрепили к отрядам Сил специальных операций Ирака (ССОИ), которые были авангардом наземных войск в Мосуле. Можно было присоединяться к ним только на время дневных боевых действий, но как документалист я знал, что хочу находиться с ними постоянно. Не так много людей находилось в Мосуле рядом с вооруженными отрядами. Было очень сложно получить разрешение, и находиться там было очень опасно, поэтому большинство новостных организаций не позволяло своим сотрудникам заниматься подобными вещами. Но я смог немного изменить правила игры и найти в них лазейку».

Каково было работать в таких условиях?

«Это было невероятно трудно, и я учился на ходу, потому что для меня такие жестокие боевые действия были совершенно новым опытом. Вместе с бойцами я двигался по зонам, которые все еще были под контролем ИГИЛ, и находился при этом буквально в паре движений позади тех, кто действительно прорывался вперед. Снаряды, сброшенные с самолетов, взрывались буквально в 100–150 метрах от того места, где я находился. В таких условиях было очень трудно оценивать обстановку и фотографировать».

Four men's faces look out of a tiny barred window of a prison cell. The door and wall are battered.
Подозреваемые в причастности к ИГИЛ смотрят из камеры в тюрьме, расположенной к югу от центра Мосула. В этой тюрьме подозреваемых содержат до прохождения допроса. Если их причастность к вооруженной группировке подтверждается, их отвозят на заседание суда. Снято на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом Canon EF 35mm f/1.4L USM. © Ивор Прикетт/The New York Times

Каким аспектам жизни в Мосуле вы уделяли особое внимание?

«Больше всего меня интересовало то, как в таких условиях живут мирные граждане. Я ждал моментов освобождения — мгновений, когда люди выходили из своих домов после того, как из их квартала были вытеснены члены ИГИЛ. Некоторые из них хотели покинуть это место, некоторые решали остаться. Я чувствовал, что очень важно документировать те грустные моменты, когда мирные граждане получали ранения или погибали, случайно оказываясь в самом центре боевых действий. Я старался обращать внимание на все это, но при этом не забывать и о самих боевых действиях».

В Мосуле вам довелось стать свидетелем ужасных вещей. Как вы справляетесь с этим?

«Когда находишься в центре подобного рода событий, тебе приходиться смотреть на ужасы войны. Единственное, о чем я постоянно напоминал себе, — это о том, зачем я нахожусь там, и о своей миссии. Если бы я был просто наблюдателем и не ставил перед собой конкретных целей, я бы не смог работать в таких условиях. Уверенность и сосредоточенность помогли мне. Я был уверен в важности своей цели, и это стало для меня достаточным стимулом».

An Iraqi woman stands in the doorway of her home, crying and holding out her hands. Steps leading to her front door have blood on them; a young boy stands behind her.
Женщина в ужасе кричит после того, как ее сын был убит в результате минометной атаки ИГИЛ в районе Джидидех в западной части Мосула. Он был ранен минометным снарядом, когда стоял на улице; молодого человека дотащили до порога дома, он потерял много крови. Несмотря на то, что скорая помощь приехала очень быстро, к ее приезду он уже скончался. Снято 22 марта 2017 года на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM. © Ивор Прикетт/The New York Times

Испытывали ли вы сильные эмоции при виде того, что там происходило?

«Часто эмоции приходят уже после возвращения домой, когда ты приходишь в себя, когда редактируешь изображения или пишешь историю. Ты начинаешь думать о том, что произошло в тот момент. Но дело даже не в том, что я видел, а в тех историях, которые мне довелось услышать. Я имею в виду, что увидеть труп — это далеко не так тяжело, как услышать о чьей-то потере и стать свидетелем этого».

«К примеру, я сделал фотографию женщины, которая стояла на ступенях, покрытых кровью ее сына, буквально через несколько минут после того, как он погиб в результате минометной атаки. Мы находились в самом центре происходящего, и я видел тот момент, когда она поняла, что потеряла сына. Само изображение не отражает всей эмоциональности момента, но те тяжелые эмоции, которые я испытал тогда, накатывали на меня и после произошедшего. Я не мог перестать думать об этом. Эти люди уже были переселенцами и мирно жили в этом доме, а затем произошло такое. Подобные истории, повествующие о тяжелой утрате, влияют на нас больше всего».

Soldiers stand on and around a tank in a bombed-out city street; a car on fire a few metres away.
Солдаты Сил специальных операций Ирака осматривают последствия взрыва автомобиля со смертником ИГИЛ, которому удалось добраться до их отрядов в районе Аль Андалус в восточной части Мосула, Ирак. Снято 16 января 2017 года на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM. © Ивор Прикетт/Panos Pictures

Можете ли вы рассказать историю создания фотографии, на которой мальчика несет один из солдат Сил специальных операций Ирака (номинирована на звание «Фотография года» по версии World Press Photo 2018)?

«Это было в июне 2017 года, через пару дней после того, как власти официально объявили об освобождении Мосула, но при этом в городе продолжались сражения. Бойцы одного из отрядов, с которым я работал, привели мужчину, который нес мальчика, когда они нашли его. Они сразу же решили, что он является членом ИГИЛ и подобрал мальчика, чтобы использовать его в качестве живого щита. Командир сказал, что один из его бойцов позаботится о мальчике. Ребенок был весь в грязи, а от его одежды остались одни лохмотья. Они сняли с него одежду и помыли его, все это прямо на передовой».

«Я сделал этот снимок, когда он, наконец, закрыл глаза и опустил голову на плечо солдата. Это была действительно очень трогательная сцена, поскольку закаленные в боях солдаты, которые всегда готовы сражаться, на секунду опустили оружие и начали хлопотать вокруг этого ребенка. Когда ребенок в такой обстановке наконец смог успокоиться и склонил голову на плечо взрослого — это был очень эмоциональный момент».

Какое оборудование вы использовали в Мосуле?

«Все время пребывания в Мосуле я использовал камеры Canon EOS 5D Mark III. У меня есть пара этих камер, и я использую их уже пару лет. Обычно одну я ношу с собой, а вторая лежит в сумке в машине. Я также использовал довольно много объективов, например Canon EF 35mm f/1.4L II USM и Canon EF 50mm f/1.4 USM; среди них и моя «рабочая лошадка» — Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM».

A line of girls and women wearing hijabs stand close together, close to the camera. A few metres away, men and boys also stand in a long line.
Мирные жители, которые остались в Мосуле, ждут в очереди за гуманитарной помощью в районе Мамун. Снято на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом EF 24-70mm f/2.8L II USM. © Ивор Прикетт/The New York Times

На основании каких критериев вы выбираете оборудование?

«Я использую Canon, и мне очень нравится линейка 5D. Я использую эти камеры уже много лет. Canon EOS 5D Mark III — это отличная камера, достаточно легкая и надежная. Мне нужно нечто прочное, но при этом достаточно эргономичное и компактное. Кроме того, для работы с ноутбуком в полевых условиях мне нужна высокая скорость обработки и небольшой размер файлов. В большинстве случаев я выбирал объектив Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM, потому что сложно было предугадать, что мне доведется снимать в тот или иной день. Обычно я брал этот объектив и дополнительно выбирал один из фикс-объективов. Но именно эта модель стала для меня основной благодаря ее универсальности и скорости».

Вы когда-нибудь бывали в ситуациях, которые стали настоящим испытанием для вашего оборудования?

«Да, к такому можно отнести большую часть моего пребывания в Мосуле. Я прыгал с высоты на землю, запрыгивал в боевой джип и много двигался — мое оборудование выдержало все это и ни разу меня не подвело. Летом в Ираке температура достигает 50 °C. А постоянные съемки требуют непрерывного использования камеры. Опять же, у меня не возникло ни одного нарекания к камерам или объективам. Это очень хороший результат».

Что мотивирует вас заниматься именно такой работой?

«Я всегда хотел быть там, куда, как мне казалось, никто не едет, и рассказывать истории о последствиях конфликтов и о людях, которые оказались в их эпицентре. Для меня важно быть свидетелем и документалистом — человеком, который собирает информацию и передает ее дальше. Я не знаю, поможет ли это что-нибудь изменить, но я считаю, что продолжать освещать эти события — очень важно».

Автор: David Clark


Оборудование Ивора Прикетта

Оборудование, которое профессионалы используют для создания фотографий

Photojournalist Ivor Prickett sits on the roof of a truck to take a picture of a boy sorting crates of tomatoes.

Камера

Canon EOS 5D Mark IV

Эта полнокадровая цифровая зеркальная камера 30,4 МП обеспечивает невероятный уровень детализации даже при высокой контрастности. Непрерывная съемка 7 кадров/сек. позволит не упустить важный момент, а видео 4K обеспечит изображение высочайшей четкости, соответствующее стандартам DCI (4096x2160).

Объектив

Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM

Этот профессиональный стандартный зум-объектив отличается исключительной резкостью изображения и надежной конструкцией, присущей моделям L-серии. Постоянная диафрагма f/2.8 позволяет делать отменные фотографии даже при слабом освещении и легко контролировать глубину резкости.

Объектив

Canon EF 50mm f/1.4 USM

Высокая светосила и скорость работы системы фокусировки этого компактного стандартного объектива с высокими характеристиками делают его надежным вариантом для любых фотографов, которым требуется наилучшее качество.

Похожие статьи

Смотреть все

Подпишитесь на рассылку

Нажмите здесь, чтобы получать вдохновляющие истории и интересные новости от Canon Europe Pro

Зарегистрируйтесь сейчас