СТАТЬЯ

Лора эль-Тантави о закрепившемся значении площади Тахрир

Ниже приводится отрывок из разговора между Лорой эль-Тантави и Скоттом Андерсоном, который состоялся в декабре 2020 года.
Крупный план лица пожилой египтянки, по щеке которой катятся слезы.

Лица революции №7: Слезы Сафеи — Каир, Египет Из серии фотографий «В тени пирамид» (Shadow of the Pyramids) (2005–2014 гг.). Снято на камеру Canon EOS 400D (в продаже доступно новое поколение: Canon EOS 850D) со следующими параметрами: 250 мм, 1/500 сек., f/7.1 и ISO 200. © Лора эль-Тантави

«Я росла в Египте в очень дружной семье. Мы жили в многоквартирном доме, мои бабушка и дедушка жили в том же доме и моя тетя тоже, так что наша семья была очень сплоченной. Когда мне исполнилось 18, я отправилась учиться в США, и так началось мое путешествие из Египта. Теперь я частично считаю себя британкой, ведь я прожила в Англии 13 лет.

Конечно, я все еще сильнее связана с моими египетскими корнями, но всегда было нечто такое, за что я чувствую необходимость оправдываться перед собой — будто я потеряла часть наследия, прожив так много времени вдали от дома. Я чувствую это, когда выхожу на улицу, чтобы фотографировать. Часто люди спрашивают меня: "Ты откуда?". Затем начинается этот вечный диалог: "Я отсюда". Они говорят: "Ой, не может этого быть. Может ты из Туниса или Ливана, но ты не египтянка." Мне кажется, что когда уезжаешь из родной страны и живешь где-то еще, начинаешь меняться. Я всегда одеваюсь так, как оделась бы обычная египтянка, а когда я говорю по-арабски, мне кажется, что я говорю на обычном египетском диалекте, но думаю, люди все равно улавливают незначительные изменения. "Нет, ты не египтянка."»
Каир на фоне заходящего солнца, которое окрасило небо в ярко-рыжий цвет.

Закат в окне моего детства, Каир, Египет. Из серии фотографий «В тени пирамид» (Shadow of the Pyramids) (2005–2014 гг.). Снято на камеру Canon EOS 5D Mark II (в продаже доступно новое поколение: Canon EOS 5D Mark IV) со следующими параметрами: 28 мм, 1/30 сек., f/22 и ISO 200. © Лора эль-Тантави

Площадь Тахрир: переломный момент

«Когда в 2011 году начались протесты на площади Тахрир, я была в Италии на мастер-классе по фотографии. Стоит ли приехать? Или не стоит? Во время телефонного разговора моя мама просто сходила с ума: "Там на крышах снайперы. Они стреляют в людей. Они целятся в фотографов, не приезжай". Я решила, что должна. Мне было очень страшно, но я чувствовала, что настала пора вернуться в эту страну, чтобы рассказать ее историю».

«Думаю, до революции египтяне действительно чувствовали себя побежденными. Они чувствовали, словно эта страна им не принадлежит, что они могут полагаться только на себя — они просто пытались выжить. После событий на площади Тахрир люди снова обрели уверенность. Теперь они могут вернуть себе нашу страну, это и происходит на площади Тахрир. Даже их язык тела полностью изменился. Появилось ощущение силы, чувства собственного достоинства и уважения, которых, как мне кажется, египтяне годами ощущали себя лишенными».
Песчаная буря нависла над Каиром, Египет, покрыв столицу слоем пыли.

Из серии фотографий «В тени пирамид» (Shadow of the Pyramids) (2005–2014 гг.). Снято на камеру Canon EOS 30D (в продаже доступно новое поколение: Canon EOS 90D) со следующими параметрами: 28 мм, 1/250 сек., f/10 и ISO 200. © Лора эль-Тантави

Мужчина стоит на статуе и размахивает флагом Египта во время ночной акции протеста в Каире.

Народ свергнул режим — Каир, Египет. Из серии фотографий «В тени пирамид» (Shadow of the Pyramids) (2005–2014 гг.). Снято на камеру Canon EOS 400D со следующими параметрами: 33 мм, 0,4 сек., f/4.5 и ISO 800. © Лора эль-Тантави

Новое ощущение идентичности

«Настроение на площади Тахрир менялось каждый день. В какие-то дни люди праздновали. Вокруг площади люди объединялись в небольшие группы. Кто-то пел националистические песни, некоторые рисовали плакаты, другие просто болтали и знакомились друг с другом. В этот момент можно было ощутить единение всех этих людей — фермеров, рабочих из провинций, христиан и людей, не принадлежащих к какой-либо вере, — все они разговаривали друг с другом. Такое действительно происходило в Египте впервые. Я чувствовала себя в безопасности — как женщина, как фотограф и как египтянка».

«Это был по-настоящему вдохновляющий момент. Я уже упоминала, что мне приходится искать подтверждение того, что я египтянка. На площади Тахрир у меня не было этого ощущения, потому что все находящиеся там пытались вернуть себе ощущение идентичности. Мне казалось, что мы все хорошо понимаем друг друга. Я снимала происходящее, но я также хотела быть его частью, поскольку это был ключевой момент для моего поколения египтян. Я почувствовала это особенно ясно в тот день, когда [бывший президент Хосни] Мубарак подал в отставку. Это был день, который мне действительно захотелось отпраздновать. Я хотела быть частью происходящего, чтобы у меня остались свои личные воспоминания об этом — не совсем осознавая направление того, что именно я выражаю через свои фотографии, я просто создавала снимки для личного архива, пытаясь найти свою принадлежность, но я также видела, как меняется страна. Я чувствовала, что документирую нечто очень важное».

Поиск равновесия

«Было трудно найти баланс между присутствием там в качестве журналиста и мыслью о том, что я египтянка и действительно хочу быть частью того, что происходит прямо сейчас. Я всегда чувствовала, что ищу что-то, однако не знала точно, что это было. Я никогда не понимала, что я ищу — дом, место для жизни или что-то еще… Думаю, что на площади Тахрир воплотилось общее стремление ощутить свою принадлежность».

«Во время тех событий в воздухе витало ощущение всеобщего согласия. Дела плохи, наше правительство не представляет наши интересы, нам нужно что-то с этим делать. И все это вылилось в стадию обострения. Внутри семей возникают разногласия, что приводит к жарким спорам и создает напряженную атмосферу. Люди уже невероятно сильно устали говорить о политике».
Размытая фотография протестующих женщин, размахивающих флагами на площади Тахрир в Каире.

Женщины площади Тахрир — Каир, Египет. Из серии фотографий «В тени пирамид» (Shadow of the Pyramids) (2005–2014 гг.). Снято на камеру Canon EOS 5D Mark III с объективом Canon EF 24-105mm f/4L IS USM (в продаже доступно новое поколение: Canon EF 24-105mm f/4L IS II USM) и следующими параметрами: 105 мм, 0,4 сек., f/4 и ISO 1600. © Лора эль-Тантави

Взгляд в будущее

«Те, кто верил в революцию, были просто раздавлены произошедшим, но действительность такова, что остается только продолжать жить дальше. Нужно сохранять некий позитивный настрой, ведь некоторые вещи и правда изменились. Отдельные аспекты, пусть и не все, продолжают меняться. Как фотограф, я начинаю думать, что в этом году, со всей ситуацией с Covid-19, людям особенно нужна искра надежды. Также я думаю и о площади Тахрир. Тогда мы верили, что происходящее действительно важно для нас, египтян, и я думаю, что сейчас нам всем было бы неплохо иметь хотя бы крупицу такой надежды. Это не отрицание. Думаю, это просто попытка сосредоточиться на том, что хоть что-то произошло — может быть, через пять или десять лет мы получим то, чего хотели на самом деле. Надеюсь, что следующая книга поможет мне сохранить эту историю. Для меня очень важно, чтобы этот исторический момент не исчез, чтобы он оставался в нашей национальной и международной памяти и в нашем сознании».


• Полный текст можно просмотреть здесь: www.lauraeltantawy.com

Автор Scott Anderson

Скотт Андерсон — автор статей для журнала New York Times Magazine. Он освещает конфликты по всему миру уже более 30 лет.
Его специальный репортаж 2016 года о восстаниях арабской весны с фотографиями из проекта Паоло Пеллегрина «Расколотые земли» (Fractured Lands) стал самой длинной статьей, написанной одним автором в истории
журнала New York Times Magazine. Его новая книга называется The Quiet Americans: Four CIA Spies at the Dawn of the Cold War.


Статьи по теме

  • Мужчина с клоунским гримом сидит в ванне.

    СТАТЬЯ

    Пять фотоисторий, олицетворяющих 2020 год

    Мы уверены в одном — у каждого фотографа найдется уникальная история за 2020 год.

  • СТАТЬЯ

    Изображения как возможность изменить мир

    Фотожурналист Мухаммед Мухейсен уже 10 лет создает документальные фотосюжеты о беженцах и верит, что фотографии способны изменить мир к лучшему.

  • Amid the rubble of a war-torn street in southern Aleppo, sheets are strung between buildings.

    Статья

    Улицы Алеппо: новый подход к съемке войны в Сирии

    Как фотограф агентства Magnum Жером Сессини рассказывал историю конфликта в Сирии, фотографируя пустынные и разрушенные улицы вместо солдат и жертв войны.

  • СТАТЬЯ

    Есть ли у фотожурналистики будущее в информационной эре?

    Известные фотожурналисты обсуждают будущее отрасли, и их прогнозы могут оказаться для вас крайне неожиданными...

  • Подпишитесь на рассылку

    Нажмите здесь, чтобы получать вдохновляющие истории и интересные новости от Canon Europe Pro