ИСТОРИИ

Дискуссия известных фотожурналистов: искажают ли красивые изображения суть конфликтов?

Профессиональные фотожурналисты и куратор выставки готовы к обсуждению. Задний ряд (слева направо): Машид Мохаджерин, Илви Ньокиктьен, Даниэль Эттер, Роберто Кох, Паоло Пеллегрин. Передний ряд: Альваро Ибарра Завала, Каролина Арантес, Магнус Веннман, Симона Гиццони.

Яркими и невероятно красивыми изображениями с войн, созданными Джеймсом Нахтвеем, восхищаются люди со всего мира, но есть ли этический риск в романтизации страданий людей?

На открытие ретроспективной выставки Джеймса в Королевском дворце в Милане ее куратор Роберто Кох пригласил восемь фотожурналистов из разных стран Европы, чтобы обсудить с ними этот вопрос. Вредят ли красивые изображения освещению конфликтов? Или документальная фотография может выиграть от эстетичности? И действительно ли существуют серьезные риски и преимущества наличия разных точек зрения на происходящее в зонах боевых действий?

В дискуссии приняли участие амбассадоры Canon: Альваро Ибарра Завала, Каролина Арантес, Даниэль Эттер, Илви Ньокиктьен, Магнус Веннман, Паоло Пеллегрин, Машид Мохаджерин и Симона Гиццони.

Роберто Кох: Считаете ли вы, что эстетизация военной и документальной фотографии носит проблемный характер? Или это позволяет зрителям лучше воспринимать некоторые явления и проблемы? Влияет ли это лично на ваш рабочий процесс?

Илви Ньокиктьен: В начале года у меня была ситуация, когда я сфотографировала семью из Южного Судана, которая покидала свой дом. Для той съемки я использовала дополнительное освещение. Этот кадр получился очень эффектным и эстетичным. Это вышло не специально — я просто собрала всю семью вместе и сделала снимок — но в Нидерландах эта фотография стала предметом серьезной дискуссии, поскольку кадр попал на первую полосу главной газеты страны, и люди говорили, что фотография слишком эстетична, чтобы показать, насколько плачевной является ситуация в Южном Судане.

Хотя я пыталась принимать участие в этом обсуждении, на самом деле, я так и не поняла сути проблемы, поскольку это изображение являлось частью большого проекта, отражающего ситуацию в Южном Судане, и оно получило большой отклик.

Female photographer Ilvy Njiokiktjien speaks in the discussion, while the other debaters listen.
Амбассадор Canon из Нидерландов Илви Ньокиктьен рассказывает о том, как одна из ее недавних фотографий, на которой изображена семья, покидающая Южный Судан в марте 2017 года, стала предметом обсуждения в Нидерландах за слишком «эстетичный» вид.
Ilvy Njiokiktjien's portrait of a South Sudan family, grouped closely together, with one main light illuminating them.
Елена Якоб Биляль, 65 лет, обнимает троих внуков во время ожидания в лагере ООН для беженцев в городе Вау, Южный Судан. Этот снимок вызвал бурную дискуссию в Нидерландах; люди говорили, что фотография слишком эстетична, чтобы показать, насколько плачевной является ситуация в этой стране. Снято на камеру Canon EOS-1D X с объективом Canon EF 24-70mm f/2.8L II USM. © Илви Ньокиктьен
Christian Ziegler’s

Подпишитесь на рассылку

Нажмите здесь, чтобы получать вдохновляющие истории и интересные новости от Canon Europe Pro

Машид Мохаджерин: Я считаю, что проблема в том, что люди ожидают ужасных и шокирующих изображений, отражающих страдания, но даже в самых безнадежных ситуациях можно найти настоящую красоту. Эта красота изначально в них есть, мы не вкладываем ее в процессе съемки. Но люди считают противоречивым сочетание войны и красоты, поэтому такие изображения не всегда вызывают однозначную реакцию. Это трудно, поскольку иногда я замечаю, что пытаюсь найти по-настоящему ужасную ситуацию, хуже той, свидетелем которой являюсь; нет смысла в том, чтобы выставлять такое в еще худшем свете.

Паоло Пеллегрин: Я считаю, что в рамках западной художественной традиции красота является, так сказать, верхним слоем. Мы видим суть через призму красоты, и красота соединяет нас с ситуацией. Форма и композиция — вот те инструменты, которые мы, фотографы, используем для передачи смысла. Поэтому я считаю, что самые лучшие изображения не только соблюдают традиции фотографии, но также не умаляют важности отражаемой проблемы. Я всегда чувствую некоторое неудобство и неопределенность, когда слышу от людей «это слишком красиво». Слишком красиво по сравнению с чем?

Другой ключевой момент — это то, о чем говорила Машид. Одной из загадок жизни является наличие красоты в трагедии. Дело здесь как раз не в трагедии. Красота есть в храбрости — она видна, когда чувствуешь дух человека, который хочет преодолеть все невзгоды. Меня никогда не оскорбляли так называемые красивые изображения. Я просто думаю: «Фотограф приложил все усилия, чтобы создать стоящее изображение».

Илви Ньокиктьен: Да, все было бы слишком просто, если бы лишенное эстетики или созданное наспех изображение без продуманной композиции считалось бы более честным.

Альваро Ибарра Завала: Я думаю, что красота — это отличный способ борьбы с предубеждениями и предрассудками, такими как исламофобия. Фотография способна показать прекрасную сторону подверженных стереотипам явлений.

Роберто Кох: Я не думаю, что это обсуждение красоты начали фотографы. Я не слышал ни об одном фотографе, который отрицал бы, что красивая фотография может быть хорошей. Это идет из мира искусствоведения.

Two people stand in front of black and white photographs by James Nachtwey, depicting young children in rusty cots and beds.
Посетители смотрят на фотографии румынских сирот, сделанные Джеймсом Нахтвеем в 1990 году. На открытии ретроспективной выставки работ Джеймса под названием «Память», доступной для посещения в Королевском дворце в Милане, ее куратор Роберто Кох вместе с восемью известными фотожурналистами обсудил наличие этического риска в романтизации страданий людей на фотографиях. © Алессандро Бразиле

Машид Мохаджерин: Также хочу отметить проблему с некоторыми фотографиями, на которых изображены определенные места. К примеру, фотографы до сих пор создают стереотипные изображения, которые только подкрепляют мнение о том, что Африка повсеместно охвачена голодом и вечной войной. Нам нужно подумать, как показать другую сторону происходящего в таких регионах, как Ближний Восток и Африка. Возможно, это будут радостные события, возможно, другие происходящие в этих регионах явления, которые можно противопоставить этому негативу.

Илви Ньокиктьен: Это пошло еще со времен колонизации, когда фотографы были только в США или Европе и ездили в удаленные от цивилизации экзотические места, чтобы сделать там фотографии, которыми можно шокировать людей у себя в родном городе. К сожалению, мы до сих пор не можем избавиться от такого видения, когда едем в определенные места, — мы едем в Судан или Сомали и считаем, что нужно показать то, что «уже известно» об этих местах.

Даниэль Эттер: Да, люди в итоге только подкрепляют эти стереотипы. К счастью, местные фотографы своими изображениями создают некий противовес, на мой взгляд.

Илви Ньокиктьен: Да, но много ли людей по всему миру видит их изображения?

Даниэль Эттер: Не так много, как хотелось бы, но подобное имеет место быть.

Паоло Пеллегрин: В то же время нам нужно отражать в изображениях происходящие события. Я имею в виду, что в Южном Судане сейчас, например, происходят ужасные вещи — и что нам теперь, не освещать их? Главное — это уважение, именно оно бок о бок стоит с красотой, которую мы показываем.

Роберто Кох: Кто-нибудь из вас создает специально шокирующие изображения, чтобы история вызвала больший резонанс?

Магнус Веннман: Шокирующие — нет. Я имею в виду, что при создании истории тебе нужно найти наилучший способ, который позволил бы зрителям понять ее, дал бы возможность достучаться до их сердец. Изображение необязательно должно быть шокирующим — можно с уважением и состраданием сделать такие кадры, которые позволят поставить себя на место людей с фотографий и понять их. Даже достаточно спокойная фотография может шокировать, если позволяет поставить себя на место изображенных людей.

Male photographer Paolo Pellegrin argues his point, as others listen thoughtfully.
Амбассадор Canon из Италии Паоло Пеллегрин говорит, что фотографии из зон конфликтов в первую очередь должны вызывать эмоциональный отклик у людей.

Паоло Пеллегрин: Когда я думаю об истории фотографирования зон конфликтов, я понимаю, что самое большое влияние оказали далеко не визуально шокирующие изображения. Самыми резонирующими являются фотографии, которые менее ярко рассказывают историю, но находят отклик у зрителя. Вид крови на самом деле не работает. Ты смотришь на нее, тебя это шокирует, но на этом все, на мой взгляд. Связь между людьми всегда вызывает гораздо более сильную реакцию.

Каролина Арантес: Я считаю этот вопрос достаточно деликатным. Меня, к примеру, шокируют изображения Джеймса Нахтвея.

Паоло Пеллегрин: Шокируют?

Каролина Арантес: Они очень сильные, и иногда смотреть на них больно. Но я считаю, что этическая составляющая этих изображений в некоторой степени гасит эффект шока. Например, его изображение телохранителя, спасающего сирийского мальчика в Греции, было для меня шокирующим. Но в нем есть как эстетика, так и четкая позиция с точки зрения этики. Если говорить не о красоте и не об эффекте шока, то я задаюсь вопросом: вызывают ли изображения отклик на самом деле? Как фотография может быть эффективной в текущем хаосе в общемировой ситуации?

Роберто Кох: И есть ли у вас ответ на этот вопрос?

Каролина Арантес: Нет.

Симона Гиццони: Позвольте мне направить этот вопрос вам, Роберто. Каково ваше мнение с точки зрения куратора выставки Нахтвея?

Роберто Кох: Я считаю, что главным здесь является наличие в работах Джеймса четкой этической позиции. В этом смысле сделанные им изображения являются хорошим примером того, как одно изображение может вызвать резонанс общества и заставить людей задаться определенными вопросами. Я всегда считал, что хорошее изображение должно помогать задаваться вопросами, а не давать на них ответ — ведь единственно верного ответа на эти вопросы не бывает.

Male photographer Daniel Etter discusses his ideas, while others listen.
Амбассадор Canon из Германии Даниэль Эттер отмечает, что документальная фотография — это свидетельство происходящих событий, поэтому такие изображения должны реалистично отражать их, и эстетика в данном случае роли не играет.

Даниэль Эттер: Я считаю, что настоящей красотой фотографии является ее в некотором плане незавершенность. Вы представляете в виде фотографии свои взгляды, идеи и вызываемые происходящим эмоции. Но затем каждый раз историю завершает уже зритель, через призму восприятия которого она проходит. Изображение существует только тогда, когда на него смотрят, и каждый раз оно воспринимается по-разному. Я думаю, что это прекрасно, поскольку это означает, что дело не только в фотографе и в объекте съемки — существует посредник в лице зрителя, который также участвует в процессе создания.

Еще одним важнейшим моментом является тот факт, что эти фотографии являются документальным подтверждением. Шокирующие, не шокирующие, безмолвные, цветные, черно-белые — эти документы могут быть использованы как для создания исторического архива, так и для того, чтобы установить, кто ответственен за происходящее. На мой взгляд, именно это и является самым важным. Форма и исполнение могут отличаться, но по сути своей документальная фотография — это свидетельство того, что мы делаем друг с другом. И я думаю, что быть создателем таких документов — это важное дело.

Альваро Ибарра Завала: Я думаю, что сила работ Нахтвея в том, что они предлагают зрителю ответить на определенные вопросы. Кто мы? Как можно охарактеризовать наш вид? И почему мы возвращаемся и совершаем одни и те же ошибки поколение за поколением?

Роберто Кох: Считаете ли вы, что хорошую фотографию можно определить по степени ее важности? Можно ли считать сильным изображение, если оно помогает нам понять что-либо и если эффект этой фотографии не может повторить ни один другой документ или средство визуального представления?

Альваро Ибарра Завала: Определенно. Представьте себе мир без фотографов. Конечно, во время съемки на чужой территории в качестве иностранца к вам могут возникнуть вопросы, связанные с этикой — ведь вы рискуете отразить свои предрассудки относительно этого места в фотографиях — но создание подобных документов всегда стоит приложенных усилий. В противном случае эти проблемы могли бы не получить должной огласки, а это очень опасно.

Узнайте больше об амбассадорах Canon на странице программы амбассадоров Canon Europe.

Автор: Kathrine Anker


Похожие статьи

Смотреть все

Подпишитесь на рассылку

Нажмите здесь, чтобы получать вдохновляющие истории и интересные новости от Canon Europe Pro

Зарегистрируйтесь сейчас